На главную



Отчет о подготовке к свадьбе

Отчет о свадьбе

Свадебные фотки


Рассказывает Мышонка

Отчет о свадьбе

  Обычное Итальянское Утро. Или утро в Туле? А если точнее, утро ненормального. Ведь разве может нормальный человек встать в половине пятого утра? Конечно нет, это может сделать только невеста. Встаю с надувного матраса в квартире родителей, на котором проворочалась всю ночь – тяжело спать не на своём месте… Борька в это время ещё сопит в сталинской новоиспеченной свекрови. Плетусь под душ, запах зелёного чая щекочет ноздри, пятнадцать минут – и я красивый, чистый, пушистый Мышонок. Заправляюсь чаем, крашу ресницы любимой «ленинградкой» полтора часа – зато теперь я просто настоящая Твигги. В ушах цирконы размером с горошину, на шее подарок будущего мужа – бриллиантовая слеза в белом золоте. Противно мяукает домофон. Янка пришла! Причёсывать будем-с…

  Огромные белоснежные бутоны роз, с любовью выбранные мною в OBI, причудливо громоздятся среди блестящих локонов… превращаюсь в молодую Мишель Мерсье. Смски пищат так, что смешно уже всем. Сижу в халате, пару глотков MOET&CHANDON - спокойствие абсолютное, если не сказать больше. Янка собирается домой. Маркиза Ангелов готова. Дружно звеним французским шампанским за удачу «проекта» - ведь сегодня мой дебют в качестве сценариста – Моя Большая Итальянская Свадьба.

  Петька не даёт мне прохода: тут я уже в одиннадцатый раз подкрашиваю губы блеском, здесь мама зашнуровывает жаккардовый корсет, приходят подруги, а это – бутоньерка для maid of honour… Надеваем подвязочку…босоножки… кольцо с цирконом на палец правой ноги… в руки сумочку с белым бутоном и прозрачный палантин. Фотосессия кажется бесконечной… Ура! Засигналили машины – бегу на балкон! Борька сверху кажется таким маленьким. Никаких выкупов! Я не джигитская Айгуль. Вот он, мой Борёныш. В шикарном светлом костюме и вышитом пластроне, а в руках… чудо из 35 белоснежных роз, увитых зелеными нитками беарграсса и хрустальными бусинами…. Звучит Des’ree “Kissin’ You”. Кто-то пускает слезу – всё очень трогательно. Придётся поправлять блеск ещё раз… и не последний…

  Девчонки хватают конфетти, шафер – огромную корзинку для пикника с бордо и фруктами. Но сначала – ЗАГС.

  Помню только кружево подушечки, с которой мы брали кольца, обрушившаяся на меня лавина букетов и мой истошный вопль «Помогите!», смех, смех…Выходим! У Борьки мокрая рука. Втихаря вытираю её об атлас платья и чмокаю его в щеку. Мой муж счастлив! Хватает меня на руки и выносит из Храма брачующихся. На нас сыплется дождь из сердечек- конфетти и яркие серпантиновые завитушки. Аплодисменты и крики такие, что стоящие рядом с нами ещё семь свадеб просто не видно и не слышно. Гулять!

  Хомяковские поляны. Уютно расположившиеся среди зеленой травки альпийские горки и фонтан с каменными стенками, огромный навес в тени, увитый зеленым плющом, и снова тосты за нас. Свисающие августовские рябиновые гроздья, таинственный, полузаросший русалочий пруд на фоне берез, везде мы…Ребята, собравшиеся для групповой фотографии, вдруг с криком «Ура!!!» прыгают вверх, их ловит Петин объектив…Арка из дикого камня, мы в ней… и нежный белый букет на вымощенной булыжником дорожке.

  О, боже, боже, боже, как я хочу надеть джинсы. Не, нет, мне очень удобно, но я ТАК ХОЧУ надеть джинсы! Но праздник только начинается. Мы едем на after-party!!

  Вот они. Мои любимые все здесь. Родители, друзья, близкие. Кто-то уже начинает ахать – значит, я ещё ничего. Мы спокойно и легко берем друг друга за руки… Идём?

  Шквал лепестков роз. Я как сейчас чувствую их тонкий аромат в воздухе – красных, чайных, белоснежных, бархатно-бордовых и неприлично розовых… И два бокала с незабвенным MOET’ом, которым встречают нас мамы. Выпиваем до дна. Разбиваем - нетронутыми остались обе ножки бокалов… к чему бы это?

  Дальше – смешно. Длинная очередь формата постсоветщины, помнится, ещё маленькая я выстаивала такие в продовольственных магазинах. Это нам дарят подарки. Конвертики и цветочки, ах, ну что вы, что вы. Кто-то умудрился подарить телевизор. Потрясающая процедура!

  В зале над нашими местами возвышается увитая фатином, розами и зеленью цветочная арка. Под «куполом» ресторана – изящные гирлянды белых и розовых шаров, бордовые скатерти украшены рассадочными карточками «под серебро» и программками с номерками… Тосты, тосты, ведущая постоянно говорит на итальянском… Робертино Лоретти, оперные шедевры… Родители поздравляют нас, мама едва не расплачется . Целую их, вытирая остатки блеска .

  Сюрприз для новобрачных - Папа Римский с поздравлением из Ватикана. Под всеобщий смех выходит наш друг Серега в ермолке и белой тоге, зачитывая стих моего сочинения, и вручает нам свидетельство о браке, которое мы… забыли в машине. Низкий поклон католическому главе! Внезапно гаснет свет, зажигаются десятки бенгальских огней, звучит ласковый голос Daniel Beddingfield – мы танцуем наш первый Танец… А вокруг нас – только звездное небо из огней и поднятых рук…

  Поехали! Sean Paul никого не оставит равнодушными своим ямайским речитативом. Гости пускаются в пляс, даже старый профессор-дедуська не в состоянии усидеть. Я чувствую себя так, будто на мне не корсет и огромная юбка с фатиновыми пышностями, а брюки на бедрах и тэнк-топ: мы танцуем настоящие «грязные» танцы!.. Аплодисмены не стихают даже тогда, когда я в счастливой усталости висну на Борьке: просторный зал с шестью десятками зрителей в летнюю жару не спасает даже великолепная система кондиционирования.

  Конкурс пожеланий – секрет Крепкого Итальянского Брака. Все заняты ваянием шедевров на листах ватмана. Приз – поцелуй невесты – получает мой папа, ответивший на вопрос «Что для вас сегодня стало удивительным?» весьма оригинально: «То, что я гость на этой свадьбе» . Нет, наверное сегодня мы будем смеяться всю ночь!

  Поросята и осетры. Тальятелле с морепродуктами и ризотто. Неподражаемый микс сицилианских изысков и русского гостеприимства. Теперь я понимаю, что ужасно хочу есть. Впиваясь зубами в бутерброд с семгой, краем уха слышу «Конкурс Серенад во славу Фавна», где Валерка (однокашник мужа) откровенно фальшивит «Зеленоглазое такси», срывая бурю аплодисментов, и вижу золотой лавровый венок на его голове. Воистину, la serenada!

  Поздравление от родственников, от друзей и подруг… упс! Как я могла забыть?? Звучит музыкально-эротический бестселлер Джо Кокера ‘You Can Leave Your Hat On”. Надо снимать подвязку! И продержаться до конца песни! Шепчу Борьке: «Просто смотри на меня и всё». Экспромт чистой воды! Приватный танец для каждого из вышедших на «экзекуцию» холостяков. Такого шквала оваций не выдержал даже один из барменов, решивший к ним присоединиться. Ближе к концу песни бросаю своих «пилонов» и ставлю ногу на стул. Зал гудит. Борька стягивает подвязку, благополучно съехавшую в район колена и кидает в ревущую толпу взбудораженных пацанов. Есть! Никита! Именно его мы и собираемся женить в скором времени. Не отвертишься теперь! Король Холостяков избран!

  Публика, уже насытившаяся телятиной и кьянти, требует букет невесты. Окей. Беру дублёр и закрыв глаза, бросаю его женской аудитории, собравшейся за спиной. Взрыв смеха – букет поймала бабушка моего любимого. Секунда - и они с Никитой танцуют под “Confessa” Челентано. Только …куда это подевался мой муж?? О-оу… опять гаснет свет, и я оказываюсь в плотном кольце гостей… откуда-то выходит Борис в ..белой ермолке под зажигательную «Семь сорок»… ну, сейчас мы вам всем покажем Итальянскую Свадьбу!

  М-м-м… обожаю кальмаров в кляре! Ведущая хитро объявляет, что подвязка у невеста не одна. Снять? Увольте, если только … продать! Разгорается такое… Я рыдаю как ребенок, только от смеха. Сто, двести, двести пятьдесят, триста долларов… Сумма в четыреста кладет конец моему терпению. Я торжественно вручаю подвязку своему дяде Сашке, лучшему другу отца и самому активному участнику аукциона, БЕЗВОЗМЕЗДНО, то есть ДАДОМ. Счастливый Александр Владимирович носит её в качестве чепца весь оставшийся вечер.

  Что это? Микрофон в руках Бориса. Попрошу всех пройти… это подарок… Мышка, я тебя люблю… Мы все выходим на улицу, держась за руки. Густо-синее летнее небо озаряют вспышки радужных огней… выше, выше… один за другим загораются фонтаны… первый раз за вечер наши друзья хлопают и кричат нам «ГОРЬКО!» И сейчас нам действительно хочется целоваться… Ведь это – наш Свадебный Фейреверк, подарок моего мужа.

  Вау! ТОРТ! Бело-розовый, с изящной фарфоровой фигуркой новобрачной пары, йогуртовый, взбитый, воздушный… Гости достают свои программки, а мы в это время отрезаем первый сладенький кусочек потрясающей красоты. Тянем из корзинки счастливый выигрышный номер и… Первый кусок счастья отправляется к… Пете, нашему скромному, усердному и по-настоящему талантливому фотооператору! Ура! Едим торт. Есть счастье в жизни.

  Гости прощаются, разбирая красные благодарственные открытки, перевязанные нарядным бантиком. Мы садимся в папин вместительный внедорожник, увязнув в цветочном безобразии. Рядом гости отпускают в небо шарики, надутые гелием, причём шафер Максим, надышавшись им, поёт нам «Поздний вечер в Сорренто» Глызина противным фальцетиком. Мы умираем со смеху и ..уезжаем.

P.S.

С тех самых пор ностальгирующий Борька возит меня на шашлыки в Хомяковские поляны каждый уикэнд.

Никита жениться пока не собирается. Равно как и Борина бабушка.

Александр Владимирович в благодарность за подаренную подвязку прислал нам на следующее утро 2 ящика шампанского и цветы. По рассказам его жены, подвязка лежит на его туалетном столике в спальне, как почетнейший из трофеев.

Фотооператору Петру Вербицкому наш счастливый кусок торта действительно принёс счастье – совсем недавно у него родилась дочка Настенька.

Наш фейерверк слышала почти вся налоговая инспекция, из рядов которой я уволилась сразу после свадьбы (но совсем не по этой причине).

Дебют сценариста не прошёл даром. Через месяц я организовала открытие автотехцентра OPEL-CHEVROLET в Туле, стилизованное под ковбойскую вечеринку, а вскоре нашла любимую и интересную работу.



Свой отчет о подготовке к свадьбе вы можете оставить ЗДЕСЬ







© "Свадебный переполох" 2003
Полное или частичное воспроизведение статей и фотоматериалов, опубликованных на сайте "Свадебный переполох", запрещается без письменного согласия автора.